Меню Рубрики

С какими заболеваниями дифференцируют бактериальный менингит

Острый бактериальный менингит — это молниеносная, нередко фатальная гнойная инфекция оболочек мозга.

Основные симптомы заболевания — головная боль, повышение температуры тела и ригидность затылочных мышц. Без экстренного лечения развиваются оглушение и кома. Диагноз ставится на основании результатов анализа ЦСЖ. Антибиотикотерапия цефалоспоринами 3-го и 4-го поколения, ванкомицином и ампициллином в начале заболевания обычно эмпирическая; дополнительно назначаются глюкокортикоиды. Показатели летальности остаются высокими.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10], [11], [12], [13], [14], [15], [16]

Множество бактерий способны вызвать менингит, но лидирующими возбудителями в течение первых двух месяцев жизни являются стрептококки группы В, а затем — Neisseria meningitidis (менингококки) и Streptococcus pneumoniae (пневмококки). Менингококки обнаруживают в носоглотке примерно у 5 % людей; они распространяются воздушно-капельным и контактным путем. По неясным причинам лишь незначительная часть носителей заболевает менингитом.

Менингококковым менингитом чаще всего болеют дети первого года жизни. Заболевание также имеет тенденцию к перерастанию в эпидемию в закрытых коллективах (в армейских казармах, студенческих общежитиях, школах-интернатах).

У взрослых наиболее частым возбудителем менингита являются пневмококки. В группу повышенного риска попадают больные хроническим отитом, синуситом, мастоидитом, рецидивирующим менингитом, пневмококковой пневмонией, серповидно-клеточной анемией, лица с аспленией [аплазией селезенки] и ликвореей, а также злоупотребляющие алкоголем. Распространенность пневмококкового менингита снижается ввиду внедрения вакцинации.

Менингит грамотрицательной этиологии (преимущественно Escherichia coli, Klebsiella spp. и Enterobacter spp.) наиболее вероятен у лиц с иммунодефицитными состояниями, после операций на ЦНС и черепно-мозговых травм, при бактериемии (например, после манипуляций на мочеполовом тракте) или при заражении внутрибольничной инфекцией. У лиц с иммунодефицитными состояниями и в отдельных поселениях возбудителем менингита могут быть представители рода Pseudomonas. Haemophilus influenzae типа В в качестве возбудителя бактериального менингита в настоящее время встречается редко в связи с повсеместной вакцинацией, однако иногда выделяется у лиц с иммунодефицитом, после черепно-мозговой травмы и у не вакцинированных лиц.

Стафилококковый менингит может развиться после проникающих ранений головы, нейрохирургических вмешательств (часто в виде сочетанной инфекции) или при бактериемии (у больных эндокардитом). Листериозныи менингит может развиться в любом возрасте, чаще у лиц с иммуносупрессией на фоне хронической почечной инфекции, дисфункции печени либо лечения глюкокортикоидами или цитостатиками после трансплантации органов.

Бактерии достигают оболочек мозга обычно гематогенным путем из мест колонизации в носоглотке или других очагов инфекции (например, пневмонии). Тропность бактерий к ликвору до конца не понятна, однако определенную роль в процессе колонизации играют способность бактерий к инкапсулированию и наличие у них фиксирующих ресничек. Присутствие в хориоидальном сплетении рецепторов к ресничкам и другим поверхностным структурам бактерий облегчает проникновение бактерий в ликворосодержащие пространства.

Бактерии могут проникнуть в ЦСЖ и контактным путем, распространяясь из близлежащего очага инфекции (например, при синусите, мастоидите), или в случаях соприкосновения ЦСЖ с внешней средой (например, при проникающих травмах черепа, нейрохирургических вмешательствах, менингомиелоцеле, наличии свища).

Под действием поверхностных компонентов бактериальной клетки, комплемента и провоспалительных цитокинов (фактора некроза опухоли, ИЛ-1) в ликворосодержащие пространства устремляются нейтрофилы. Нейтрофилы вырабатывают мембранотоксичные метаболиты, повреждающие эндотелий сосудов, в результате чего развиваются васкулиты и тромбофлебиты, приводящие к очаговой ишемии или инфаркту и отеку мозга. Вследствие васкулита нарушается целостность гематоэнцефалического барьера, что способствует дальнейшему нарастанию отека мозга. Гнойный экссудат в ликворе блокирует процессы циркуляции и реабсорбции ликвора, в результате чего развивается гидроцефалия. Нарастающие отек мозга и гидроцефалия еще больше повышают внутричерепное давление, развиваются системные осложнения, в том числе гипонатриемия вследствие синдрома недостаточного синтеза антидиуретического гормона (СНАДГ), синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС) и септический шок, при котором нередко развивается двусторонний геморрагический инфаркт надпочечников (синдром Уотерхауза-Фридериксена).

Появлению лихорадки, головной боли, ригидности шейных мышц и рвоты, характерных для менингита, часто предшествуют симптомы респираторных заболеваний. Крайне тяжелое состояние может развиться у взрослых в течение 24 ч, а у детей — еще быстрее. Симптомы Кернига и Брудзинского появляются примерно у 1/2 больных, у 30 % больных развиваются эпилептические припадки, у 10-20 % наблюдаются симптомы поражения черепных нервов [например, III (глазодвигательный нерв), VII (лицевой нерв) или VIII пары черепных нервов] и другие варианты очаговых неврологических симптомов. У детей старше 2 лет и взрослых нарушения сознания развиваются в такой последовательности: возбуждение — оглушенность — сонливость — сопор — кома. Может развиться опистотонус.

Часто наблюдается дегидратация, при этом возникает сосудистый коллапс, который может смениться шоком. Для инфекции, особенно менингококковой, характерна диссеминация по всему организму с проникновением в суставы, легкие, синусы и другие органы. Появление петехиальной (геморрагической) или пурпурной сыпи указывает на генерализованную септицемию и менингококковый менингит. При внимательном осмотре головы, ушей, позвоночника и кожи можно выявить источник или входные ворота инфекции. Углубления в области позвоночника, свищи, невусы или пучки волос могут указывать на наличие менингомиелоцеле.

У детей младше 2 лет менингеальные знаки могут отсутствовать. У детей первых двух месяцев жизни клинические симптомы менингита неспецифичны, особенно в ранней стадии заболевания. Часто отмечаются лихорадка, гипотермия, дистрофия, сонливость, рвота и раздражительность. Позже могут присоединиться эпилептические припадки, пронзительный крик, выбухание и напряжение большого родничка. Спустя несколько дней у детей раннего возраста может развиваться субдуральный выпот, проявляющийся эпилептическими припадками, постоянной лихорадкой и гидроцефалией.

У пожилых людей симптомы также могут быть неспецифическими (например, заторможенность с повышением температуры тела или без), менингеальные знаки могут отсутствовать или быть незначительными. При этом ограничение движений в шее (все направления) у них может быть обусловлено артритом, который не следует ошибочно принимать за проявления менингизма.

Частично пролеченный менингит. При выявлении у больного среднего отита или синусита в ранней стадии развития заболевания, еще до появления типичных признаков менингита, как правило, назначают антибиотикотерапию. Некоторые препараты могут частично (но временно) подавить инфекционный процесс, что проявится замедлением прогрессирования заболевания, ослаблением менингеальных симптомов. Подобная ситуация существенно затрудняет диагностику менингита.

Лихорадка, заторможенность или раздражительность, пронзительный крик, выбухание теменного родничка, менингеальные знаки или гипотермия у детей в возрасте до 2 лет являются основанием заподозрить острый бактериальный менингит. Аналогично, у детей старшего возраста и взрослых о бактериальном менингите следует думать при наличии у них менингеальных симптомов, нарушении сознания неясного генеза, особенно если имеются лихорадка и факторы риска.

Поскольку острый бактериальный менингит, особенно менингококковый, может привести к смерти уже через несколько часов, он требует экстренной диагностики и лечения. Показаны экстренные люмбальная пункция и начало лечения антибиотиками и глюкокортикоидами, не дожидаясь результатов лабораторных исследований.

Давление ЦСЖ может быть повышенным. В окрашенном по Граму мазке микроорганизмы в ЦСЖ определяются у 80 % пациентов. Количество нейтрофилов в ЦСЖ обычно превышает 2000/мкл. Концентрация глюкозы снижена до менее 40 мг/дл вследствие нарушенного транспорта глюкозы в ЦНС и ее поглощения нейтрофилами и бактериями. Уровень белка обычно более 100 мг/дл. Результаты посева положительны в 90 % случаев; у частично пролеченных они могут быть ложноотрицательными. Для выявления антигенов менингококков, гемофильной палочки типа В, пневмококков, стрептококков группы В и штамма Kl Е. coli используют реакцию латекс-агглютинации. С помощью лизата амебоцитов мечехвоста выявляют наличие в крови эндотоксина грамотрицательных бактерий (ЛАЛ-тест). ЛАЛ-тест и реакция латекс агглютинации помогают выявить возбудителей в случаях частично пролеченного менингита и менингита на фоне иммунодефицита, а также в случаях, когда из ликвора возбудитель не выделен. ПЦР помогает установить возбудителя в аналогичных ситуациях.

Картина КТ либо нормальная, либо показывает уменьшение размеров желудочков, сглаживание борозд и увеличение плотности над конвекситальными поверхностями полушарий. МРТ с гадолинием — лучший метод диагностики субарахноидального воспаления. Полученные изображения следует внимательно изучить для выявления признаков абсцесса мозга, инфекции придаточных пазух и сосцевидного отростка, переломов костей черепа и врожденных мальформаций. Позднее — через несколько дней или недель — могут выявляться венозные инфаркты или сообщающаяся гидроцефалия.

Целый ряд инфекционных и неинфекционных заболеваний может напоминать бактериальный менингит, дифференцировать их помогает клиническая картина заболевания в совокупности с результатами КТ и анализа ликвора. Несмотря на лихорадку, головную боль и ригидность шейных мышц, вирусный менингит, тем не менее, протекает значительно легче и с другими изменениями ликвора. Бурное и внезапное начало заболевания, сильная головная боль и ригидность шейных мышц характерны и для субарахноидального кровоизлияния, однако отсутствует лихорадка, на КТ выявляется кровоизлияние, ЦСЖ содержит большое количество эритроцитов или имеет ксантохромную окраску. Абсцесс мозга сопровождается повышением температуры тела, головной болью и нарушением сознания, однако ригидность шейных мышц не характерна, если только содержимое абсцесса не прорывается в ликворосодержащее пространство с молниеносным развитием вторичного менингита. Тяжелые генерализованные инфекционные заболевания (например, сепсис, инфекционный эндокардит) могут протекать с нарушением сознания, повышением температуры тела, снижением тканевой перфузии, но при этом ригидности затылочных мышц не бывает, а ЦСЖ либо без патологических изменений, либо с небольшим лейкоцитозом. Вклинивание миндалин мозжечка может вызвать вторичное нарушение сознания (вследствие обструктивной гидроцефалии) и ригидность шейных мышц, но при этом не бывает лихорадки, а истинная причина легко диагностируется по результатам КТ или МРТ. Умеренные лихорадку и головную боль, изменение психического статуса и воспаление оболочек мозга наблюдают при церебральном васкулите (например, волчаночном) и венозном тромбозе, однако изменения ликвора при этих заболеваниях схожи с таковыми при вирусном энцефалите.

Острое начало заболевания, молниеносное течение, клинические проявления и результаты исследований ЦСЖ при грибковом менингите или амебном (Naegleria) менингоэнцефалите практически неотличимы от картины бактериального менингита. При окраске по Граму и в стандартных посевах бактерии не определяются. Исследование ликвора под микроскопом и посев на селективные питательные среды позволяет обнаружить грибок. Характерные движения амеб можно увидеть при исследовании нецентрифугированной ЦСЖ методом толстой капли; кроме этого, проводят посев на селективные среды. Для туберкулезного менингита характерно подострое или хроническое течение за редкими исключениями; по характеру изменений ЦСЖ при туберкулезе занимает промежуточное место между острым бактериальным и асептическим менингитом; для подтверждения диагноза используют специальные методы окрашивания (для кислотоустойчивых бактерий или иммунофлуоресцентное).

Анализы крови включают посев (положительную гемокультуру получают в 50 % случаев), общий клинический анализ крови с лейкоцитарной формулой, биохимический анализ крови (электролиты, сывороточная глюкоза, остаточный азот и мочевина), а также коагулограмму. Мониторинг содержания Na в плазме крови проводится с целью выявления СНАДГ, мониторинг параметров коагулограммы позволяет не пропустить начало развития ДВС. Проводятся посевы мочи, выделений из носоглотки, секрета дыхательных путей и отделяемого из очагов поражения на коже.

Синдрома Уотерхауза-Фридериксена можно заподозрить в случаях, когда больной с высокой лихорадкой не выходит из шокового состояния, несмотря на адекватное лечение, или когда у больного внезапно появляются геморрагическая сыпь и признаки ДВС-синдрома. Определяют уровень кортизола и проводят КТ, МРТ или УЗИ надпочечников.

[17], [18], [19], [20], [21], [22], [23], [24]

источник

Воспалительный процесс в мозговых оболочках, возникающий на фоне заражения специфическими группами бактерий, — бактериальный менингит. Среди остальных форм патологии, бактериальная занимает лидирующие позиции по числу возникновений. Ранее регистрировались случаи эпидемии заболевания.

Менингит бактериального характера относится к болезням, которые беспокоят человечество уже несколько веков. Но врачи до сих пор не нашли эффективного метода лечения болезни. Ее главная опасность – необратимые последствия, способные ухудшить качество жизни человека.

Воспаление мозга представляет серьезную опасность для организма, и даже при наличии эффективных лекарств, быстро устраняющих причину и симптомы, вызывает сильный стресс и определенные риски. Подверженность патологии определяется состоянием иммунитета, но никак не зависит от возраста или пола.

Бактериальное воспаление оболочек чаще встречается у малышей, чем у взрослых, так как их защитная система не сформирована. Заражение происходит в больницах, роддомах.

Попадают в группу и те, кто регулярно употребляет алкоголь в больших дозах, наркотики. Недоношенные дети даже при видимом отсутствии патологий также могут подхватить болезнь. У пациентов, перенесших черепно-мозговую травму или вмешательство на головном мозге, повышается риск инфекционных заболеваний.

Заразиться менингитом можно в период восстановления после простуды, когда организм ослаблен, а человек контактировал с переносчиком возбудителя.

Беременные женщины должны сдавать несколько анализов на выявление скрытых инфекций – это необходимо для предотвращения бактериального менингита у новорожденных. Более того, некоторые инфекции могут приводить к не менее опасным патологиям: плеврит, энцефалит, пневмония.

В подавляющем большинстве случаев бактериальный менингит возникает из-за менингококков, гемофильной палочки, пневмококков или стафилококков:

  • стафилококки также вызывают простуды, плевриты и пневмонию.
  • менингококки передаются воздушно-капельным путем, поражают слизистые оболочки носоглотки и дыхательных органов, а затем распространяются на мозг, если их не лечить. Часто становятся причиной гнойного и серозного менингита;
  • гемофильная палочка вызывает гнойную болезнь, а передается воздушно-капельным путем;
  • у новорожденного ребенка развивается бактериальная форма, вызванная больничной инфекцией, которая передается через антисептические препараты.

Существует еще одна острая форма – хламидийный менингит. Она протекает, как вирус, нетипично для бактериального вида патологии. В чистом виде – это серозный тип болезни с присоединением бактериальной флоры, которая провоцирует гнойную форму менингита.

Существуют редкие формы заболевания, возникающие на фоне других поражений микроорганизмами. В единичных случаях встречается заражение амёбами, бактериями кишечника. Но возникают они только при условии резкого снижения иммунитета на фоне ВИЧ, врожденных иммунодефицитов.

Инкубационный период бактериального менингита длится 2-12 суток. Затем в течение 1-3 дней протекает острая стадия с повышением температуры до 38 градусов. Когда возбудитель проникает в кровоток, начинается приступ озноба, температура увеличивается до 40 градусов, а пациента начинает беспокоить сильная головная боль.

Симптомы бактериального менингита разнообразны. Для болезни характерно длительное течение со сменой клинической картины. Беспокойство и возбуждение появляются уже на поздних стадиях, однако при ревматическом менингоэнцефалите такой симптом сопровождает начало болезни.

Читайте также:  Актуальность менингита в наше время

При дальнейшем развитии возбуждение переходит в потеряю сознания и коматозную форму. У грудных детей беспокойство и постоянный плач – первый признак заболевания, особенно если слезы появляются при малейших прикосновениях.

При бактериальном менингите симптоматические психозы возникают на разных стадиях. Пациент страдает от галлюцинаций, заторможенности, лихорадки и бреда.

Особенности возникновения симптомов:

  • бред и галлюцинации характерны для клещевого энцефалита;
  • зрительные галлюцинации наблюдаются при энцефалите Экономо;
  • у детей психические расстройства чаще всего возникают при туберкулезной форме.

Однако случаи психозов возникают и при других формах заболевания.

Лихорадочное состояние – один из ключевых признаков бактериального менингита. Озноб и температура возникают в 98% случаев, протекают в течение всей болезни и встречаются в качестве начального симптома почти всегда.

Нередко наблюдается выраженный озноб и резкий подъем температуры до 40 градусов. Пациент страдает от болезненности прикосновений из-за спазма кожных сосудов.

При бактериальном воспалении головного мозга возникает нарастающая боль, к которой позднее присоединяется обильная рвота. Формируется боль по всей области, связана с высокой температурой и общей интоксикацией организма. Когда менингит достигает мозговых оболочек, боль усиливается, формируется отек мозга. Среди причин отека выделяют:

  • проблемы с оттоком цереброспинальной жидкости;
  • усиленная выработка спинномозговой жидкости из-за раздражения оболочек мозга;
  • действие токсинов, которые приводит к разрушению клеток;
  • повышение проницаемости сосудов и проникновение жидкости в ткани органа.

Начинает расти внутричерепное давление, в результате чего головная боль становится распирающей. Даже слабое прикосновение к коже головы приводит к усилению симптомов. На пике усиливается тошнота и появляется рвота, которая может быть многократной. Даже прием препаратов не уменьшает количество приступов.

У грудных детей напрягается и выбухает родничок, набухают вены, в тяжелых случаях возможно расхождение швов черепной коробки из-за эластичности костей.

Симптом возникает при бактериальном менингите в 80% случаев. Относится к категории ранних признаков болезни. Наблюдается следующее положение: пациент лежит на боку, прижимает колени к животу, а голову закидывает назад. При этом повороты головой даются крайне тяжело.

Светобоязнь и гиперакузия возникают часто из-за раздражения мозговых оболочек. У взрослых симптомы выражены слабее, чем у детей до 17 лет.

В некоторых случаях, когда заболевание поражает глазной или слуховой нерв, наблюдаются противоположные симптомы: глухота и слепота. Однако подобные последствия возникают нечасто.

Интенсивный бактериальный менингит сопровождается потерей сознания, сонливостью и вялостью в 70% случаев. Эти симптомы относятся к категории позднего проявления болезни. При молниеносных формах возникают на 2-3 день. Существует 2 причины, которые приводят к ним: общая интоксикация и отек мозга.

С увеличением отека увеличивается спутанность сознания: появляется дезориентация, частые потери сознания. Если отек сдавливает ствол мозга, угнетаются важные центры – сосудистый или дыхательный. Вместе с вялостью и дезориентацией резко понижается давление, возникает одышка.

Однократная рвота при бактериальном менингите – редкий признак болезни. Обычно она повторяется несколько раз в течение дня и сопровождается сильной тошнотой.

Отличительная особенность – отсутствие связи с приемом пищи. Поэтому после рвоты не наступает облегчения. Усиливается позыв к рвоте при головных болях, звуковых или световых раздражениях, от прикосновений.

Вызывает рвоту высокое внутричерепное давление, у детей раннего возраста, наоборот, возникает церебральная гипотензия. Появляются признаки коллапса. Симптомы начинают напоминать обезвоживание: сниженный мышечный тонус, заостренные черты лица, угасающие рефлексы.

При бактериальном менингите возникает геморрагическая сыпь, однако она не сопровождает болезнь во всех случаях. Встречается лишь в 20-25%. Чаще всего сыпи подвержены пациенты, страдающие от менингококкового менингита. Именно этот возбудитель повреждает стенки сосудов. Сыпь появляется через 15-20 часов после начала болезни.

Высыпания обладают неправильной формой узелков или петехий, могут выступать над кожей или сливаться в массивные кровоизлияния с багрово-синим оттенком. Очень опасна форма сыпи на внутренних органах, которая при прогрессировании вызывает острую почечную недостаточность и некроз тканей на других системах.

Судороги появляются в основном у взрослых в 20% случаев. У детей судорожное сокращение мышц появляется лишь в начальной стадии болезни. Чем младше ребенок, тем выше риски развития патологии.

Сила судорог различна: у одних пациентов они характеризуются эпилептическим течением, у других протекают как небольшой тремор конечностей. У детей тремор рук приводит к сильному припадку.

Бактериальный менингит – опасная болезнь с симптомами, которые представляют угрозу для жизни. Лечить острую стадию народными рецептами нельзя. Для терапии привлекаются врачи, пациента помещают в стационар. Применяют следующие группы препаратов:

  • Дезинтоксикация. Очищают организм от токсинов, восстанавливают работоспособность жизненно важных систем, поддерживают при невозможности самостоятельного дыхания. Для этого используют специальные растворы в капельницах и аппараты, а также инъекции.
  • Антибактериальная терапия. Назначаются небольшие дозы антибиотиков, которые останавливают размножение бактерий. Затем используют бактерицидные вещества. Если давать увеличенные дозы, может наступить шок из-за гибели возбудителя.
  • Симптоматическая терапия. Назначают препараты для восстановления водного баланса, снижения температуры, устранения головных болей и других симптомов.
  • Гормонотерапия. Используется только при тяжелых формах бактериального менингита. Применяют дексаметазон для устранения воспаления и отека мозговых оболочек. Гормоны улучшают действие антибиотиков.

Успокаивающими и обезболивающими свойствами обладают растворы и настои на маковых семенах. Лечат бактериальный менингит и его последствия лекарственной лавандой – сухими сборами, заваренными в кипятке. Также можно использовать корни мяты перечной и валерианы, траву девясила, первоцвета.

После заболевания формируются определенные патологии, которые носят временный или постоянный характер. Степень их выраженности зависит от начала лечения, используемых препаратов, их эффективности и отклика организма на действие антибиотиков. У пациентов после бактериальной болезни обнаруживают:

  • острую почечную недостаточность из-за некроза тканей;
  • глухоту, формирующуюся из-за распухания оболочек;
  • заболевания суставов – страдает костная и соединительная ткань;
  • —эпилепсию— – чаще всего проходит после физиотерапевтических процедур;
  • задержка умственного развития, памяти и речи у детей;
  • органический психосиндром – полная апатия или противоположное ей состояние повышенной возбудимости. Нередки проявления агрессии, либо пассивности, резких перепадов настроения.

источник

Бактериальные гнойные менингиты – это группа заболеваний, которые имеют сходные клинические проявления, характеризуются сочетанием системной воспалительной реакции с воспалительным процессом в мягких мозговых оболочках в ответ на внедрение различных инфекционных агентов. Клинически бактериальный менингит у детей проявляется симптомами повышения внутричерепного давления, раздражения мозговых оболочек и общеинфекционной симптоматикой. Поскольку бактериальные менингиты являются одной из наиболее тяжёлых форм инфекционной патологии, в Юсуповской больнице лечение пациентов начинают сразу же после выполнения спинномозговой пункции, взятия проб цереброспинальной жидкости и крови для лабораторного исследования. Клиника принимает пациентов возраст 18+.

При наличии противопоказаний к люмбальной пункции эмпирическую антибактериальную терапию проводят антибиотиками, к которым чувствительны микроорганизмы, наиболее часто вызывающие бактериальный менингит у детей и взрослых. Изменения тканей головного мозга выявляют с помощью современных методов нейровизуализации. Врачи индивидуально подбирают дозы препаратов в зависимости от возраста пациента, тяжести заболевания и наличия осложнений.

Бактериальный менингит у людей разных возрастных групп вызывают многие микроорганизмы. У новорожденных и детей первых трёх месяцев жизни основными возбудителями являются:

  • кишечная палочка;
  • стрептококки;
  • стафилококки;
  • листерии;
  • клебсиеллы;
  • энтеробактерии.

У детей в возрасте от трёх месяцев до 5 лет наиболее часто менингиты вызывают менингококки, пневмококки, гемофильная палочка (в странах, где не проводится плановая вакцинация от гемофильной инфекции, в том числе в РФ). У детей старше пяти лет и у взрослых подавляющее число менингитов обусловлено менингококками и пневмококками. При вторичных менингитах наиболее часто возбудителями менингита являются пневмококк, стафилококк, кишечная палочка и синегнойная палочка.

Первичные менингиты развиваются у изначально здоровых детей. Вторичные менингиты возникают:

  • при наличии первичного гнойного очага гнойного в организме;
  • вследствие открытой черепно-мозговой травмы, сопровождающейся истечением спинномозговой жидкости;
  • в случае осложнённого течения нейрохирургических операций.

В большинстве случаев первичных бактериальных менингитов у детей входными воротами инфекции являются носоглотка и бронхи. Заболевание часто развивается на фоне прорезывания зубов, после перенесенной вирусной инфекции. Выброс микробных токсинов вызывает в детском организме системную воспалительную реакцию. На её фоне повышается проницаемость гематоэнцефалического барьера, что обуславливает вторжение микроорганизмов в центральную нервную систему. Попадая в субарахноидальное пространство, бактерии активно размножаются. Этому способствует полное отсутствие в центральной нервной системе механизмов противоинфекционной защиты – антител, иммуноглобулинов и комплемента.

Бактерии и их токсины активируют выработку эндотелием мозговых капилляров большого числа противовоспалительных веществ, которые определяют остроту и выраженность воспалительных реакций в головном мозге. В ответ на воспалительный процесс повышается внутричерепное давление. Это приводит к нарушению кровотока и обмена веществ в мозговых тканях. Избыточная продукция ликвора при его пониженном обратном всасывании приводит к нарастанию внутричерепного давления и отёку головного мозга. Мозговая ткань страдает от недостаточного поступления кислорода, снижения уровня глюкозы и повышенной концентрации молочной кислоты. Происходит гибель нейронов. Возникает паренхиматозное повреждение мозга – наиболее серьёзное последствие бактериального менингита. Оно проявляется двигательными, чувствительными расстройствами, нарушением интеллектуальной и эмоционально-волевой сфер.

Бактериальный менингит характеризуется сочетанием общеинфекционной симптоматики, менингеального и общемозгового синдромов. Реже встречаются очаговые неврологические симптомы. Классическая триада симптомов бактериального менингита у детей и взрослых представлена сочетанием лихорадки, ригидности мышц затылка и нарушения сознания.

Когда развивается бактериальный менингит, симптомы у детей определяются возрастом пациента. Чем младше ребёнок, тем менее специфичны проявления болезни. «Классическую» картину бактериального менингита неврологи наблюдают у детей старше 6 месяцев жизни и у взрослых. У младенцев типичные симптомы бактериального менингита могут отсутствовать.

Общеинфекционные симптомы представлены вялостью, слабостью, снижением аппетита в сочетании с проявлениями интоксикационного синдрома. Иногда отмечаются катаральные и диспептические явления. Заболевание начинается остро, с внезапного подъёма температуры тела до 38-40 о С. Температура не снижается после введения «литических» смесей. В некоторых случаях неблагоприятного течения температура тела после двухкратного подъёма или даже без него падает до нормальных цифр, что связано с развитием септического шока.

У детей с бактериальным менингитом имеются различные высыпания на кожных покровах. Сыпь в дебюте заболевания может быть, как изначально геморрагической, так и пятнисто-папулёзной, что часто расценивается врачами как аллергическая реакция на приём лекарственных препаратов. В течение последующих нескольких часов на коже появляются геморрагические элементы различного размера и формы от одного или двух мелких пятен до массивной, звёздчатой распространённой сыпи, элементы которой имеют склонность к слиянию.

Менингеальный синдром представляет собой группу симптомов, которые обусловлены раздражением или воспалением оболочек головного и спинного мозга. Он включает общемозговые и менингеальные симптомы. Общемозговые признаки проявляются:

  • интенсивной распирающего характера головной болью;
  • гиперестезией (повышенной кожной чувствительностью);
  • повторной рвотой;
  • нарушением сознания.

Для детей грудного возраста характерными симптомами бактериального менингита является резкое беспокойство, немотивированный пронзительный «мозговой» крик, дрожание подбородка, ручек, обильные срыгивания, запрокидывание головы кзади. У ребёнка определяется выбухание большого родничка, расхождение коронарного и сагиттального швов, увеличивается окружность головы, расширяется венозная сеть.

Дети старшего возраста предъявляют жалобы на сильную распирающую головную боль. Одним из типичных симптомов бактериального менингита является повторная рвота, обычно «фонтаном». Она не связана с приёмом пищи, возникает преимущественно в утренние часы или ночью. Характерна повышенная кожная, мышечная, оптическая и акустическая чувствительность.

В дебюте заболевания у детей отмечается возбуждение, которое затем сменяется оглушением, сопором и комой. В течение первых 24 часов от начала заболевания у половины детей развиваются судороги. Менингеальные симптомы представлены:

  • ригидностью затылочных мышц (ребёнок не может пригнуть голову к груди из-за напряжения мышц — разгибателей шеи);
  • менингеальной позой, при которой пациент лежит на боку с запрокинутой головой, разогнутым туловищем и подтянутыми к животу ногами;
  • симптомом Кернига – невозможностью разгибания в коленном суставе ноги, которая согнута в тазобедренном и коленном суставах (у новорожденных он является физиологическим и исчезает к четвёртому месяцу жизни);
  • нижним симптомом Брудзинского (при пассивном разгибании ноги, согнутой в коленном и тазобедренном суставах, к животу непроизвольно подтягивается другая нижняя конечность);
  • средним симптомом Брудзинского (при надавливании на лобок пациента, который лежит на спине, ноги сгибаются в коленных и тазобедренных суставах).

Выраженность менингеальных симптомов зависит от сроков заболевания и возраста ребёнка. У половины детей первых месяцев жизни даже при выраженном воспалении мозговых оболочек типичных менингеальных симптомов выявить не удаётся. У детей старше шести месяцев клиническая картина заболевания более отчётливая. Те или иные менингеальные симптомы определяются практически у всех детей старше одного года.

Очаговые нарушения могут быть обусловлены инфарктом, тромбозом мозговых синусов, отёком мозга, ликворологическими нарушениями, субдуральным выпотом. Из черепных нервов в патологический процесс чаще вовлекаются слуховые, глазодвигательные, лицевые, и вестибулярные. Мышечный тонус у больных бактериальным менингитом в начале заболевания обычно понижен. Глубокие рефлексы высокие, часто неодинаковые с обеих сторон, отмечается двусторонний симптом Бабинского. Если пациент находится в коматозном состоянии, тонус мышц и рефлексы могут исчезать.

Подтвердить или исключить бактериальный менингит можно только на основании анализа результатов исследования спинномозговой жидкости. При поступлении ребёнка в клинику неврологии сразу же делают люмбальную пункцию и отправляют ликвор в лабораторию. Спустя 2-3 часа получают результаты бактериоскопии и назначают антибактериальную терапию. Если имеются противопоказания к спинномозговой пункции, антибиотики подбирают эмпирическим путём. Противопоказаниями для проведения люмбальной пункции являются:

  • нарушение сознания;
  • относительная брадикардия и гипертензия;
  • судороги;
  • очаговая неврологическая симптоматика;
  • судорожный синдром;
  • нестабильная гемодинамика,
  • неадекватная реакция зрачков на свет или синдром «кукольных глаз»;
  • прогрессирующая геморрагическая сыпь;
  • септический шок;
  • дыхательная недостаточность.

Спинномозговую пункцию проводят только после стабилизации пациента при отсутствии противопоказаний. У новорожденных детей бактериальный менингит может быть заподозрен при наличии более 20 клеток в одном микролитре цереброспинальной жидкости. При выраженных клинических проявлениях заболевания наличие менее 20 клеток в 1мкл ликвора не исключает диагноза менингита при обнаружении в спинномозговой жидкости возбудителя.

У детей старше одного месяца предполагают бактериальный менингит при выявлении более 5 клеток в 1 мкл, либо одного нейтрофила в микролитре ликвора при обнаружении в цереброспинальной жидкости возбудителя. Для бактериального менингита характерно повышенное количество нейтрофилов в спинномозговой жидкости, уровня белка и повышенного ликворного давления более 200 мм водного столба. Невысокое увеличение количества клеток при наличии в спинномозговой жидкости бактерий встречается у недоношенных детей и у пациентов с иммунодефицитными состояниями.

Читайте также:  5 этапов сестринского процесса при менингите

Пациентам, у которых причиной бактериального менингита являются менингококки, в качестве препаратов первого ряда используют цефотаксим, цефтриаксон, пенициллин, ампициллин. При развитии септического шока предпочтение отдается цефалоспоринам. Для лечения пневмококкового менингита назначают цефотаксим или цефтриаксон. В качестве альтернативных антибиотиков используют цефепим, меронем, хлорамфеникол. Если в регионе проживания пациента циркулируют штаммы микроорганизмов, устойчивые к пенициллину, назначают цефалоспорины третьего поколения в сочетании ванкомицином или рифампицин.

Антибактериальную терапию менингита, вызванного гемофильной палочкой, проводят ампициллином, цефотаксимом, цефтриаксоном, хлорамфениколом. Эффективными антибиотиками, воздействующими на золотистый стафилококк, является оксациллин и метициллин. При необходимости в схему лечения добавляют рифампицин.

Длительность антибактериальной терапии устанавливается индивидуально для каждого пациента в зависимости от возбудителя инфекционного процесса, особенностей течения заболевания и наличия осложнений. Если заболевание протекает без осложнений, средние сроки антибиотикотерапии составляют при менингококковом менингите – 7 дней, пневмококковом – от 10 до 14 дней, гемофильном – от 7 до10 дней, листериозном – 21 день.

Антибактериальную терапию менингита неустановленной природы начинают не позже одного часа после поступлений ребёнка в стационар. Детям младше трёх месяцев в течение 14 дней вводят цефотаксим + ампициллин (или амоксициллин), детям старше трёх месяцев – цефтриаксон 10 дней. Если ребёнку не исполнилось 3 месяца, глюкокортикоиды не назначают. Детям старше трёх месяцев одновременно с первой дозой антибиотика вводят дексазон 0,15 мг/кг массы тела ребёнка.

Основными целями инфузионной терапии при бактериальном менингите являются:

  • поддержание объёма циркулирующей крови;
  • обеспечение адекватной тканевой перфузии головного мозга;
  • коррекция нарушений свёртывающей системы крови (при необходимости), анемии.

При проведении инфузионной терапии у детей, страдающих бактериальным менингитом, используют изотонические растворы (раствор натрия хлорида 0,9% с 5% глюкозой или 5% декстрозой, раствор Рингера). У детей первых месяцев жизни 0,9% раствор натрия хлорида сочетают с 10% глюкозой. Применяют многокомпонентные препараты (цитофлавин, содержащий рибоксин, янтарную кислоту, рибоксин, никотинамид).

При развитии судорог детям назначают диазепам. Если в течение 3-5 минут отсутствует эффект, препарат вводят повторно или используют мидазолам. При развитии у ребёнка судорожного статуса показано парентеральное введение конвулекса, депакина. Если эпилептическая активность сохраняется, детей переводят на искусственную вентиляцию лёгких и вводят внутривенно натрия оксибутират или натрия тиопентал. При появлении первых признаков бактериального менингита у ребёнка звоните по телефону Юсуповской больницы.

источник

С тех пор как был изобретен микроскоп, стало известно, что причиной множества болезней являются бактериальные организмы. Многие из них неустойчивы во внешней среде и погибают при изменении температуры или вследствие воздействия антисептических средств. Несмотря на это, бактериальные микроорганизмы могут стремительно размножаться в благоприятных условиях, а также обладают высокой приспособляемостью. Многие из них настолько патогенны, что вызывают опасные заболевания, которые приводят к смерти. Одной из таких патологий считается бактериальный менингит. При неправильном лечении риск летального исхода от этой болезни очень высок.

Менингит бактериальной этиологии по характеру экссудата бывает серозным и гнойным. Оба вида патологии приводят к серьезным осложнениям и требуют длительного лечения. К главным симптомам менингита бактериальной этиологии относят головную боль, явления интоксикации, очаговые неврологические признаки. Клиническая картина зависит от возраста пациента, распространения воспаления и состояния иммунной системы. У детей менингит протекает тяжелее, чем у взрослых пациентов. Чтобы выявить это заболевание, необходимо знать все его проявления, а также диагностические критерии. Патологию лечат врачи-инфекционисты, в тяжелых случаях пациентов помещают в отделение интенсивной терапии. Последствия менингита и энцефалита оценивает невролог.

Причиной развития менингита бактериальной этиологии является внедрение в организм и проникновение в мозговые оболочки различных возбудителей. Воспаление может вызвать любой микроорганизм, прошедший через гематоэнцефалический барьер. Чаще всего возбудителями заболевания являются стафило-, пневмо-, менинго- и стрептококки, гемофильная палочка.

Развитию патологии способствуют следующие факторы:

  • Открытые черепно-мозговые травмы.
  • Оперативные вмешательства.
  • Злоупотребление алкогольными напитками.
  • Наркомания.
  • Патологии сердечно-сосудистой системы.
  • Иммунодефицит.
  • Сахарный диабет.
  • Наличие очагов инфекции.

В большей степени бактериальному менингиту подвержены дети раннего возраста, молодые люди с 16 до 25 лет и пожилые лица. В зависимости от происхождения патологии выделяют первичное и вторичное воспаление оболочек головного мозга. В первом случае бактериальные возбудители сразу приводят к развитию менингита. Вторичное воспаление характеризуется проникновением патогенных микроорганизмов из других очагов инфекции. Вследствие этого фактора, выделяют отогенный, одонтогенный, бронхогенный, криптогенный менингит и т. д. Чаще всего возбудители проникают в оболочки мозга при обострении хронического гайморита, отита и генерализованных кожных инфекциях. У новорожденных входными воротами для бактерий является пупочная ранка.

В большинстве случаев бактериальный менингит попадает в организм при передаче бактерий воздушно-капельным путем. Возбудители в большом количестве имеются на слизистых оболочках носа и горла. Чихание и кашель приводит к попаданию микроорганизмов в воздух. При близком контакте с больным и ослабленном иммунитете можно заразиться инфекционными агентами.

Еще один путь передачи – вертикальный. Он подразумевает инфицирование плода во время беременности при наличии патологии у матери. Это происходит вследствие общего круга кровообращения, который обеспечивает плацента. При проникновении возбудителей в сосудистое русло, возникает высокий риск заражения малыша.

Патогенные бактерии могут попасть в организм ребенка во время родов. В процессе появления малыша на свет женщина теряет большое количество крови, которая может быть инфицирована возбудителями менингита. Развитие заболевания у ребенка обусловлено слабым иммунным ответом. Вероятность инфицирования высока у недоношенных детей.

Бактериальные микроорганизмы проникают в организм при употреблении несвежих продуктов питания, зараженной воды. Риск развития болезни у здоровых людей крайне низкий. Он составляет менее 1%. Ведь при проникновении бактерий в организме срабатывают различные защитные механизмы. Менингит может возникнуть на фоне диссеминированного туберкулеза легких, а также является осложнением запущенных форм сифилиса.

После попадания бактерий развивается местное воспаление. Оно возникает в месте входных ворот инфекции. В большинстве случаев – это слизистые оболочки и кожа. Бактерии имеют тенденцию к быстрому размножению в очаге инфекции. Оттуда – они проникают в сосудистое русло и гематогенным путем заносятся в субарахноидальное пространство. Таким образом, развивается воспаление оболочек головного мозга. Высвобождение токсинов некоторых бактерий быстро приводит к инфекционно-токсическому шоку и сепсису. Это происходит при молниеносном течении менингита.

В ответ на внедрение возбудителей происходит активация иммунного ответа. В борьбе с микроорганизмами участвуют фагоциты, система комплемента и иммуноглобулины. При своевременной активации иммунитета распространения инфекции не происходит. Местное воспаление приводит к нарушению оттока мозговой жидкости, а также к увеличению сосудистой проницаемости гематоэнцефалического барьера. Эти факторы провоцируют развитие гидроцефалии и явлений энцефалита.

Некоторые бактерии приводят к серозному воспалению мозговых оболочек. К подобным микроорганизмам относят палочку Коха. Несмотря на то что туберкулезный менингит относится к разновидностям серозного воспаления, он весьма опасен. В большинстве случаев бактериальные возбудители провоцируют возникновение гнойного экссудата.

Каждый врач владеет информацией о симптомах бактериального менингита. Ведь это заболевание, требующее проведения неотложных мероприятий. Медикаментозная укладка на случай выявления менингита имеется у педиатров, врачей скорой помощи и участковых терапевтов. В большинстве случаев патология наблюдается у детей и лиц, страдающих иммунодефицитом. Клиническая картина обусловлена интоксикационными проявлениями, общемозговым и менингеальным синдромами. Часто бактериальный менингит сочетается с энцефалитом – поражением мозгового вещества. В этом случае в клинике может преобладать очаговая неврологическая симптоматика.

К признакам интоксикации относятся: повышение температуры до высоких значений, потеря аппетита, нарушение сна, лихорадка, беспокойство, выраженная слабость. В тяжелых случаях отмечается нарушение сознания по типу сопора или оглушения. Редко развивается коматозное состояние. Характерно возникновение бреда и галлюцинаций. У детей наблюдается неукротимая рвота «фонтаном», постоянный плач, боли в животе. Часто менингит сопровождается судорожным синдромом.

К оболочечным знакам относят: ригидность затылочных мышц, симптом Кернига и Брудзинского. В некоторых случаях диагностируются не все перечисленные проявления. Единичные или слабовыраженные симптомы имеют место при серозном воспалении оболочек мозга. Симптом Кернига характеризуется невозможностью разогнуть ногу в тазобедренном и коленном суставах. Подобное явление обусловлено мышечным напряжением. Верхний и средний симптомы Брудзинского в большинстве случаев наблюдается, если имеют место гнойные менингиты. При серозных воспалениях они диагностируются крайне редко.

Верхний симптом Брудзинского положителен при рефлекторном поднятии ног во время сгибания шеи. Тот же эффект наблюдается, если надавить на лонное сочленение. При этом диагностируют средний признак Брудзинского. Нижний симптом – наблюдается практически у всех пациентов, страдающих различными формами менингита. Он характеризуется рефлекторным поднятием ноги при проведении симптома Кернига.

При переходе воспалительного процесса на мозг возникают очаговые симптомы. Среди них – нарушение обоняния, слуха или зрения. Речь может стать невнятной, смазанной. В некоторых случаях отмечается нарушения глотания, асимметрия носогубных складок, косоглазие и опущение века (птоз). При поражении полушарий мозга отмечается снижение или полное исчезновение чувствительности на противоположной стороне, парезы и параличи. Реже наблюдаются тазовые расстройства, нарушения психики.

К отдельным формам патологии можно отнести туберкулезный, сифилитический, менинго- и стафилококковый менингит. Первый – возникает на фоне заражения палочками Коха. Чаще всего ему предшествует интоксикация, потливость по ночам и кашель. Характерными признаками туберкулезного менингита являются: поражение лицевого и зрительного нерва, а также фебрильная лихорадка (повышение температуры до 40 градусов наблюдается в редких случаях).

Воспаление оболочек мозга при сифилисе характеризуется нарушением равновесия в темноте (сенситивная атаксия), парезами и параличами нижних конечностей. При менингококковой этиологии болезни часто развиваются тяжелые осложнения. Преобладает интоксикационный синдром. Патология часто осложняется поражением сосудов – менингококцемией.

Воспаление, возникшее на фоне стафилококковой инфекции крайне опасно. При несвоевременном лечении в патологический процесс вовлекается ткань мозга. Она подвергается гнойному расплавлению, возможно образование свищей, абсцессов. Все это приводит к необратимым изменениям и летальному исходу.

Достоверными диагностическими критериями являются данные физикального и лабораторного обследования. Заподозрить болезнь можно по клинической симптоматике. При этом основными специфическими проявлениями считаются менингеальные знаки. У детей раннего возраста выявляется симптом Лессажа. Для него характерно прижимание к животу ног при поднятии малыша за подмышки. У взрослых при бактериальном менингите выявляются симптомы Брудзинского (хотя бы 1 из трех) и Кернига.

В анализах крови отмечается повышение уровня лейкоцитов и ускорение скорости оседания эритроцитов. Практически при всех видах патологии наблюдается нейтрофилез, лимфоцитоз характерен лишь для туберкулезного менингита. При исследовании ликвора обнаруживаются следующие изменения: давление спинномозговой жидкости повышается, возрастает уровень белка и лейкоцитов. При гнойных менингитах бактериальной этиологии обнаруживается до 1500 нейтрофилов в 1 мкл. Ликвор становится густым и мутным, приобретает желтоватый или белый оттенок. При туберкулезном воспалении диагностируется лимфоцитарный плеоцитоз, снижение уровня хлоридов и глюкозы. Цвет спинномозговой жидкости прозрачный или опалесцирующий. При отстаивании в ликворе образуется пленка, состоящая из фибрина.

Для дифференциальной диагностики назначают магнитно-резонансную томографию и ультразвуковое исследование головного мозга, электроэнцефалографию. Эти исследования помогают оценить активность ЦНС, выявить гидроцефалию и отек ткани.

Для лечения бактериальных менингитов применяют различные виды антибиотиков. Классическими медикаментами являются препараты широкого спектра действия, среди которых всем известные лекарства Пенициллин и Цефтриаксон. Однако их нельзя использовать при сочетании воспаления оболочек с менингококцемией. В этом случае подойдет раствор Левомицетина сукцинат. В настоящее время в лабораториях можно выявить конкретного возбудителя и определить его чувствительность к антибиотикам. Такой анализ проводится в течение нескольких дней.

К препаратам, которые можно использовать при менингите, относят антибактериальные средства из группы макролидов, фторхинолоны, тетрациклины. При туберкулезной этиологии болезни применяют специфическую химиотерапию.

Чтобы облегчить состояние проводят пункции спинномозговой жидкости. Это помогает снизить давление ликвора.

Противовоспалительное лечение включает назначение глюкокортикоидов. Используются препараты Дексаметазон и Преднизолон. Также выполняют детоксикационную терапию, назначают диуретики и противосудорожные средства.

Несвоевременное лечение приводит к осложнениям, которые опасны для жизни. К ним относится сепсис, инфекционно-токсический шок, недостаточность надпочечников, отек головного мозга, энцефалит и миелит. Среди опасных последствий выделяют синдром ДВС, который заключается в нарушении свертывающей системы крови. Для предотвращения осложнений пациентов помешают в реанимационном отделении. Там осуществляется постоянный контроль над состоянием больных. Это помогает оказать срочную помощь при развитии острой дыхательной, надпочечниковой и сердечно-сосудистой недостаточности.

Менингит бактериальной этиологии является одной из причин смертности от неврологических заболеваний. При молниеносной форме патологии практически всегда наступает летальный исход, несмотря на оказание помощи. При неосложненном течении возможно выздоровление.

Однако после перенесенного менингита у детей часто отмечаются остаточные явления со стороны нервной системы. Среди них – параличи конечностей, нарушение слуха или зрения, психические расстройства и хронические головные боли (мигрень).

Специфическая профилактика выполняется в детском возрасте. Проводится вакцинация против гемофильной палочки, микобактерий туберкулеза, пневмококка. Специфическую профилактику взрослому населению выполняют при наличии контакта с больными или переездом в эндемичные районы по данной патологии.

Чтобы избежать инфицирования стоит своевременно лечить хронические воспалительные заболевания (синуситы, кариес), отказаться от вредных привычек.

источник

– серьезное воспаление оболочек головного мозга, вызываемое различными бактериями. Как у взрослых, так и у детей основными возбудителями являются Streptococcus pneumoniae, Neisseria meningitidis и Haemophilus influenzae типа b (Hib).

Основное внимание в этом обзоре уделяется бактериальному менингиту, приобретенному вне лечебного учреждения (внебольничная форма); менингит также может быть приобретен в результате инвазивных процедур и травм головы, однако, нозокомиальный менингит выходит за рамки рассмотрения данного обзора.

Наиболее распространенной причиной бактериального менингита в США и во многих странах мира является S. pneumoniae. Однако после введения 13-валентной пневмококковой конъюгированной вакцины (PCV13) количество случаев инвазивной пневмококковой инфекции в Англии и Уэльсе сократилось на 32% по сравнению с исходным уровнем до введения PCV13.

Читайте также:  Актуальность проблемы менингитов у детей

В исследовании было приведено доказательство сопутствующего роста инвазивной пневмококковой инфекции у детей младше 5 лет, вызванной серотипами, не входящими в состав PCV13. В отличие от H. influenzae, которая, главным образом, является возбудителем заболевания у младенцев, S. pneumoniae (и N. meningitidis) может вызвать системную инфекцию в любом возрасте как у детей, так и у взрослых. Listeria monocytogenes является распространенной причиной бактериального менингита у больных, получающих иммуносупрессивные препараты, злоупотребляющих алкоголем и пациентов с сахарным диабетом. У новорожденных основными возбудителями бактериального менингита являются Escherichia coli и Streptococcus agalactiae (стрептококки группы B). Грамотрицательные кишечные палочки (например, Serratia, Acinetobacter, Klebsiella и Pseudomonas aeruginosa) вызывают Патофизиология

Бактерии достигают ЦНС либо гематогенным путем (наиболее распространенный путь), либо путем прямого проникновения из смежного участка. Новорожденные могут заразиться патогенными микроорганизмами в результате соприкосновения с влагалищными выделениями матери при родах, через плаценту или же из окружающей среды.

Как только бактерии попадают в субарахноидальное пространство, они быстро размножаются. Бактериальные компоненты в цереброспинальной жидкости индуцируют выработку различных воспалительных медиаторов, что, в свою очередь, увеличивает приток лейкоцитов в цереброспинальную жидкость.Воспалительный каскад приводит к отеку головного мозга и увеличению внутричерепного давления, что способствует неврологическому повреждению и даже смерти.

Признаки и симптомы бактериального менингита зависят от возраста пациента. Клинически невозможно дифференцировать вирусный и бактериальный менингит. Диагноз подтверждается в ходе физикального обследования и по результатам полимеразной цепной реакции (ПЦР), бактериального исследования ликвора, взятого с помощью люмбальной пункции (ЛП), или бактериального исследования крови (если выполнение ЛП клинически небезопасно).

Классические симптомы менингита у детей и взрослых включают лихорадку, сильную головную боль, ригидность затылочных мышц, светобоязнь, измененный психический статус, рвоту и судороги. У детей чаще наблюдаются судороги при заражении Streptococcus pneumoniae и Haemophilus influenzae типа b (Hib), чем в случае менингококкового менингита.

В раннем детском возрасте, у пожилых людей или больных с ослабленным иммунитетом часто наблюдаются атипичные клинические проявления. У младенцев признаки и симптомы могут быть неспецифическими и включать лихорадку, гипотермию, раздражительность, пронзительный мозговой крик, летаргию, отсутствие аппетита, судороги, апноэ и выбухание родничка. Часто у пожилых пациентов (>65 лет) единственным признаком менингита является дезориентация или нарушение психического состояния.

Необходимо тщательно изучить анамнез, чтобы исключить возможные вирусные инфекции, такие как энтеровирусы (например, другие больные дети или члены семьи) или вирус герпеса (например, высыпание на губах или генитальные поражениях). Следует изучить историю иммунизации против Hib, S. pneumoniae и Neisseria meningitidis.

После исследования состояния жизненно важных показателей и психического состояния необходимо изучить следующие признаки:

    Ригидность затылочных мышц
      Ригидность мышц затылка — сопротивление при наклоне головы к груди — является классическим признаком менингита. Присутствует у 84 % взрослых, однако может присутствовать только у 30 % детей.

    Сыпь

      Петехиальная или пурпурная сыпь обычно сопровождает менингококковый менингит. Хотя только в некоторых случаях у пациентов с лихорадкой и петехиальной сыпью в конечном счете обнаруживается менингококковая инфекция, полученные результаты должны быть срочно проанализированы с целю исключения менингококцемии и следует незамедлительно начать эмпирическую антибактериальную терапию, если не будет поставлен альтернативный диагноз.

    Папиллоэдема, выпуклый родничок у младенцев

      Присутствие этих признаков указывает на повышенное внутричерепное давление.

    Подтверждение первичного источника инфекции

      Пациент может также иметь синусит, пневмонию, мастоидит или средний отит.

    Паралич черепно-мозговых нервов (III, IV, VI)

      На это указывает проблематичность попыток двигать глазными яблоками, что, вероятно, связано с увеличением внутричерепного давления. Вследствие повышения внутричерепного давления и воспаления могут поражаться VII и VIII пара черепных нервов. Это повреждение может привести к парезу лицевой мускулатуры, нарушению равновесия и слуха.

    Симптомы Кернига и Брудзинского

      Положительные признаки являются показателями менингита, обычно наблюдаются у детей старшего возраста и взрослых, но могут отсутствовать у 50 % взрослых. Симптом Кернига: когда пациент лежит на спине, а бедро согнуто под прямым углом, попытка разгибания ноги в коленном суставе вызывает сопротивление. Симптом Брудзинского: при сгибании шеи к груди происходит непроизвольное сгибание коленей и бедер либо пассивное сгибание ноги с одной стороны вызывает контралатеральное сгибание противоположной ноги.
    При подозрении на бактериальный менингит самым важным анализом является люмбальная пункция для получения ликвора. При бактериальном менингите давление спинномозговой жидкости обычно повышается (>40 см H2O). Количество лейкоцитов в ликворе повышается (обычно >1×10⁹/л [>1000 клеток/мкл]), из которых более 90% составляют полиморфноядерные лейкоциты. Концентрация глюкозы в ликворе по сравнению с сывороткой крови снижается, а содержание белка повышается. Если забрать ликвор у пациента, который еще не начал получать терапию, то при окрашивании по Граму и при бактериальном исследовании ликвора обычно удается выявить возбудитель. В 80% случаев бактериальное исследование ликвора показывает положительный результат. Однако диагностическая ценность этого анализа значительно ниже у пациентов, которые получили антибиотики до того, как был произведен бакпосев. Полисахаридные антигены серогрупп А, В, С, Y и W-135 можно обнаружить с помощью метода латексной агглютинации у 22–93% пациентов с менингококковым менингитом. Антиген может сохраняться в ликворе в течение нескольких дней, что делает этот тест информативным у пациентов, получавших антибиотики до момента забора диагностических образцов, а также для быстрого подтверждения предполагаемого диагноза менингококковой инфекции. В связи с тем, что полисахариды N. meningit > Краниальная КТ должна быть исследована до проведения ЛП, чтобы обнаружить очаговый неврологический дефицит, вновь возникающие судороги, папиллоэдему, аномальный уровень сознания или состояние сниженного иммунитета, и чтобы исключить абсцесс головного мозга или генерализованный отек головного мозга.
    ПЦР-амплификация бактериальной ДНК, выделенной из крови и ликвора, более чувствительна и специфична, чем традиционные микробиологические методы. Это метод особенно эффективен для дифференцирования бактериального и вирусного менингита. Он также может быть информативен при диагностике бактериального менингита у пациентов, которые уже получили курс антибиотиков.
    Рутинный анализ крови: необходимо выполнить, включая развернутый анализ крови, электролиты, кальций, магний, фосфор и коагулограмму. Бактериологическое исследование крови: следует проводить у всех пациентов. Как и в случае с ликвором, на результат может повлиять предыдущая антибиотикотерапия. Например, положительные результаты бактериологических исследований крови были зарегистрированы только в 40–70% случаев клинически подозреваемой менингококковой инфекции. Сывороточный С-реактивный белок (CRP): его значение, как правило, повышается у пациентов с бактериальным менингитом. У пациентов, у которых окрашивание ликвора по Граму оказалось отрицательным , а дифференциальный диагноз — между бактериальным и вирусным менингитом, нормальная концентрация С-реактивного белка (CRP) в сыворотке крови исключает бактериальный менингит с достоверностью приблизительно 99%. Прокальцитонин сыворотки крови: имеет чувствительность 99 % и специфичность 83 % при использовании для распознавания бактериального и вирусного менингита. Поэтому нормальная концентрация прокальцитонина в сыворотке обычно исключает бактериальный менингит.
    Краниальная КТ должна быть исследована до проведения ЛП, чтобы обнаружить очаговый неврологический дефицит, вновь возникающие судороги, папиллоэдему, аномальный уровень сознания или состояние сниженного иммунитета, и чтобы исключить абсцесс головного мозга или генерализованный отек головного мозга. Краниальная визуализация с помощью МРТ может использоваться для выявления основных патологий и осложнений, связанных с менингитом. Инфаркт головного мозга, отек головного мозга и гидроцефалия являются частыми осложнениями, особенно при пневмококковом менингите. Следует обращать внимание на наличие очаговой неврологической симптоматики.
    ≤5 или ≥65 лет
      Люди крайних возрастных групп обычно подвержены заболеваниям, что обусловлено ослабленным или сниженным иммунитетом. Особенно восприимчивы грудные дети и новорожденные.

    Места большого скопления людей

      Обеспечивает идеальную среду для распространения бактерий. Вспышки были зарегистрированы в общежитиях колледжей и в учебных лагерях для новобранцев.

    Не иммунизированные дети

      Высокий риск заражения Haemophilus influenzae типа b, пневмококковым или менингококковым менингитом.

    Аспления/гипоспленическое состояние

      Повышает риск генерализации бактериальных инфекций, вызванных инкапсулированными бактериями, в частности, Streptococcus pneumoniae, Neisseria meningit > Анатомические дефекты краниального отдела
        Врожденные или приобретенные анатомические дефекты краниального отдела могут увеличить риск заболевания бактериальным менингитом. При рецидивирующем менингите следует заподозрить анатомические дефекты.

      Кохлеарные импланты

        У реципиентов систем кохлеарной имплантации риск заболевания бактериальным менингитом значительно выше, чем у населения в целом.
    Заболевание Дифференциальные признаки/симптомы Дифференциальные обследования
      Энцефалит
      Аномальные функции головного мозга, такие как измененное поведение и речевые или двигательные расстройства, особенно если это сопровождается лихорадкой, указывает на диагноз энцефалита.
      Краниальная компьютерная томография КТ или МРТ-сканирование.
      Вирусный менингит
      Клинические проявления в анамнезе. Не дифференциально значимые симптомы и признаки
      Давление ликвора обычно в норме. Количество лейкоцитов в ликворе может быть нормальным или незначительно повышенным (от 0,01 до 0,5×10⁹/л [от 10 до 500/мкл]), при этом преобладают лимфоциты. Содержание глюкозы в спинномозговой жидкости в норме, а концентрация белка значительно повышена. Бактериальный посев ликвора отрицательный. Анализ на энтеровирусы и вирусы герпеса методом ПЦР. Прокальцитонин обычно в норме.
      Туберкулезный менингит
      Анамнез свидетельствует о контакте с больным или проживании в эндемическом районе. Экстраневральные симптомы и симптомы и признаки легочной патологии.
      Микроскопия и бакпосев спинномозговой жидкости: чувствительность микроскопического исследования >50% (после центрифугирования ликвора осадок помещают на стекло, высушивают, окрашивают и микроскопируют). Для максимальной чувствительности бактериологического исследования требуется большой объем материала. Туберкулиновая проба и анализ продукции гаммаинтерферона клетками крови показывают положительный результат на присутствие Mycobacterium tuberculosis, тем не менее, отрицательные результаты не исключают диагноз туберкулеза.
      Грибковый менингит
      Проявление симптомов часто скрыто, начинается с головной боли и лихорадки в течение нескольких недель или месяцев. При генерализованном криптококковом менингите может присутствовать сыпь, напоминающая сыпь которая возникает в случае инфекции контагиозный моллюск.
      При криптококковом менингите исследование ликвора для выявления криптококкового антигена имеет чувствительность почти 100%. У ВИЧ-положительных пациентов есть высокая вероятность грибковых инфекций, при которых наблюдается повышенное давление ликвора. Количество лейкоцитов в ликворе может быть низким. Анализ на криптококковый антиген обычно положительный. ВИЧ-отрицательные пациенты имеют более высокие показатели лейкоцитов в ликворе, окрашивание мазка тушью положительно только в половине случаев.
      Неинфекционный менингит, вызванный наркотическими, лекарственными препаратами
      Не дифференциально значимые симптомы и признаки Анамнез свидетельствует о чрезмерном употреблении лекарственных и наркотических препаратов (например, нестероидные противовоспалительные препараты, триметоприм/ сульфаметоксазол, амоксициллин, ранитидин)
      Это диагноз исключения. В ликворе обычно выявляется нейтрофильный плеоцитоз. Симптомы прекращаются после завершения введения препарата.

    Бактериальный менингит может стать смертельным в течение нескольких часов. Пациентов с подозрением на острый бактериальный менингит следует быстро госпитализировать и определить, нет ли клинических противопоказаний для проведения ЛП. Следует незамедлительно назначить противомикробные препараты. Если ЛП откладывают, поскольку требуется компьютерная томография, антибиотик следует ввести перед сканированием (но после забора образцов крови для бактериологического исследования). Когда идентифицируют конкретный микроорганизм и известны результаты чувствительности к антибиотику, лечение может быть соответствующим образом адаптировано.

    При подозрении на бактериальный менингит следует как можно скорее назначить эмпирическую парентеральную антибактериальную терапию широкого спектра (лучше после того, как была выполнена ЛП).

    В некоторых странах, если транспортирование в больницу откладывается, рекомендовано введение антибиотиков (например, внутримышечного бензилпенициллина, цефотаксима или цефтриаксона) на этапе первичной медицинской помощи. Хотя доказательства такого подхода неоднозначны.

    Выбор эмпирического антибиотика зависит от возраста пациента и условий, которые могут спровоцировать у пациента менингит. Выбранные терапевтические методы должны быть достаточно широкими, чтобы охватить потенциальные патогенные микроорганизмы и другие причины заболевания для данной возрастной группы. В начале терапии следует предположить вероятную резистентность к противомикробным препаратам. Большинство схем эмпирической терапии включают цефалоспорин третьего или четвертого поколения плюс ванкомицин. Ампициллин добавляют в ситуациях, когда Listeria monocytogenes может быть вероятным патогеном (например, пожилые люди, люди с ослабленным иммунитетом и новорожденные).

    Далее следует предлагаемая стратегия лечения, основанная на возрасте и конкретных предрасполагающих условиях.

      Возраст ≤ 1 месяц иммунокомпетентный пациент: цефотаксим или цефтриаксон + ампициллин Возраст > 1 месяц и Возраст ≥ 50 лет или пациент с ослабленным иммунитетом: ампициллин + цефотаксим или цефтриаксон + ванкомицин.

    Если цефалоспорин нельзя вводить (например, аллергия), альтернативные антибиотики включают карбапенем (например, меропенем) или хлорамфеникол. Для новорожденных можно использовать аминогликозид (например, гентамицин). Триметоприм/сульфаметоксазол являются альтернативой ампициллину (это не касается новорожденных).

    Было показано, что дополнительная терапия дексаметазоном, назначенная до первой дозы антибиотиков и продолжающаяся в течение 4-х дней, улучшает исход заболевания. Как правило, дополнительный дексаметазон рекомендован всем взрослым и детям, которые были до этого здоровы и не страдали иммунодефицитом. Его не следует назначать пациентам с ослабленным иммунитетом и тем, кто уже получил антимикробную терапию. Существуют отдельные доказательства низкого качества, согласно которым дексаметазон может снизить смертность и избежать потери слуха у новорожденных. Однако, ввиду низкого их качества, в настоящее время кортикостероиды для новорожденных не рекомендованы.

    Добавление кортикостероидов к антибактериальной терапии обусловливало незначительное снижение смертности, но при этом отмечалось значительное снижение показателей потери слуха и неврологических последствий. Однако потенциальная польза была доказана только для бактериального менингита, вызванного Haemophilus influenzae или Streptococcus pneumoniae. Существует мало доказательств в поддержку применения дексаметазона в случаях, вызванных другими бактериями (например, в случае менингококкового менингита); дексаметазон следует отменить, как только будет исключена инфекция H. influenzae и S. pneumoniae.

    Анализ данных в подгруппах показал, что кортикостероиды снижают смертность при менингите, вызванном S. pneumoniae, но неэффективны при менингите, вызванном Haemophilus influenzae типа b (Hib) или Neisseria meningitidis. Кортикостероиды уменьшают тяжелую потерю слуха у детей с менингитом Hib, но не так эффективны у детей с менингитом, вызванном другими патогенами, а не Haemophilus.

    После подтверждения диагноза (обычно в течение 12–48 часов после госпитализации) антибиотикотерапия может быть скорректирована в зависимости от возбудителя и его чувствительности к антибиотику. Как правило, продолжительность антибиотикотерапии зависит от клинического ответа и микробиологического ответа ликвора после начала лечения. Поддерживающая терапия, например инфузионная, должна продолжаться.

    источник